Муса Исаевич: «Чечню не любить — невозможно!»


Муса Исаевич: «Чечню не любить — невозможно!»В этом тексте, хочется навсегда закрыть вопрос о моей, так сказать, гражданской позиции. И вообще больше никогда не обсуждать политику и все, что связано с ней. Ведь число прекрасных людей, бьющихся в эпилепсии политических взглядов и выводов, растет.

На небесах только и говорят, что о (море) политике. Вот, что значит быть частью просвещенного класса аналитиков всех мастей и раскрасок. Вчерашние обыватели в одно мгновение превратились в воинствующих политологов, вдохновенно козыряющих терминами «геополитика», «структурная конъюнктура власти», «меритократия» и т.д.

Среди знакомых эти выплески стали обыкновенным явлением. Даже самая обычная встреча за чашкой кофе не проходит без обсуждения важных государственных проблем. Разносчики заразы — превалирующее большинство, стройные ряды которых ежедневно пополняются.

Сначала они вынуждают тебя поднять тему политики, которая лично мне крайне неинтересна в последнее время, а потом выпытывают твое мнение относительно правящего режима в стране. Делается это не ради того, чтобы узнать гражданскую позицию собеседника, а для последующего осуждения и морального линчевания субъективного взгляда на картину сегодняшней России.

Заканчиваются такие беседы обвинениями или упреками, с финальной кодой: «Не нравится — уезжай, вали в Европу. Че ты тогда сидишь здесь?». Это самая ходовая фраза ярых блюстителей истины, их победоносный клич.

А может, я не хочу уезжать. За годы войны я не покидал Чечню. Так почему сейчас я должен уезжать из города, где вырос, только из-за того, что мое мнение, которое все чаще держу при себе, кого-то не устраивает? Разве ни эти мои права и свободы, как гражданина РФ, защищает Конституция, которую так свято чтят в нашем цивилизованном, демократичном обществе, устраивая пышные праздники в честь оной?

Да, верно, от величавого вида российского триколора я не испытываю никаких эмоций; мое сердце не наполняется гордостью при звучании гимна, и, конечно же, мое мнение о руководстве страны немного отличается от большинства.

Таков характер. Может, со временем пойму всю глубину этих глубин (©). Возможно, еще не дорос до этого. В этом нет никакой оригинальности или враждебной позиции: таких взглядов может придерживаться любой житель из другого уголка необъятной России.

Но мне не нравится, когда меня пытаются запихнуть в оболочку, пропитанную злобой и агрессией. Единственное, что умеет производить наш социум в крупных масштабах на данном этапе развития — тонны ненависти ко всем, кто вне нашего общества: к Украине, Грузии, к Западу, США, и ко всем, кого незримый перст обозначит врагом.

Увы и ах, мне они не враги: ни украинцы, с которыми у меня прекрасные отношения, ни тем более грузины, которые были и будут нашим братским народом.

Что касается Запада и США — было бы глупо с моей стороны презирать и поносить страны, в которых никогда не был; невежественно и безнравственно было бы ненавидеть людей, которых я никогда не встречал. К тому же, мое поколение чеченцев прекрасно знает, что такое — быть врагом для целой страны.

Когда без разбора всех смешивали с грязью за этническую принадлежность. Так что, я не имею никакого желания создавать себе врагов по национальному или географическому признаку. Вообще, каких-либо.

Ну и, наконец, двойные стандарты™, о которых так любит говорить нынешняя общественность.

Недавно случайно встретил двоих знакомых, после какого-то мероприятия посвященного проблеме чеченской журналистики, на котором они присутствовали. Пригласили на кофе. Надо отметить, что мы давно знакомы. Ребята эти далеко неглупые.

  • Оба — чуть старше меня;
  • Оба — журналисты (вроде как);
  • Оба — Щит и Меч Партии (один щит, другой — меч).

Стоят на защите интересов государства от фантомных вредителей. Как говорится, вместе начинали. Не знали бы они меня лично, наверняка презирали. А я знаю, что они сейчас читают это.

Сели. Разговариваем. Естественно, тема политики мгновенно всплыла. Я молчу. Отшучиваюсь. Ибо понимаю смысл этого бессмысленного трепа.

Потом разговор зашел непосредственно о журналистике и самих журналистах. По образованию я не журналист, но глубоко уважаю эту профессию. Свое мнение относительно чеченской журналистики не стал озвучивать. В другой раз.

И вот вопрос мне: «Каких наиболее значимых российских журналистов можешь назвать?». Я начал перечислять: «Познер Владимир Владимирович, Парфенов, Кашина интересно читать, Аркадий Бабченко…».

И тут смешок вырвался: «Бабченко ведь воевал в Чечне». Мол, как ты можешь читать его, имелось в виду. Не знаю, что это было — цинизм, лицемерие, или как раз-таки те двойные стандарты, — но дело было точно не в прошлом Бабченко.

Я спокойно встал, с твердым намерением предложить этим джентльменам проехать до улицы Трошева. Но потом вспомнил, что мы сидим на Проспекте имени В.В.Путина, медленно сел, улыбнулся и спокойно допил свой кофе.

Чечню не любить — невозможно!